Москва

Рославский Павел

7 votes, average: 1,00 out of 1 Проголосовали: 7

Рославский Павел
г. Москва

Представлены три стихотворения.

ПЕРВЫЙ ШРАМ

Я видел весь остров
С крыши.
Казалось, так просто
Слышать,
Как молятся слёзно
Души,
Не чувствуя грозной
Стужи.
Мне вьюга стегала
Плечи,
Возможно, искала
Встречи
Мятежного духа
С небом.
Но искра потухла.
Мне бы
Отдать свои силы
Пленным,
Бесчестно забытым,
Бренным,
Но всё ещё ярким
Чувствам,
Сыграть с ними в прятки.
Грустно.
В агонии бьются
Чувства,
Как чашки и блюдца
В буйство
Эмоций и нервных
Нравов.
Не скрыться от первых
Шрамов.

Читать далее стихи этого автора

Алексей Борычев

25 votes, average: 1,00 out of 1 Проголосовали: 25

Борычев Алексей Леонтьевич

Алексей Борычев родился в Москве в 1973 году, где и проживает по настоящее время, с отличием окончил МГТУ имени Баумана, аспирантуру, кандидат технических наук;

Автор нескольких книг стихов. С 2009 по 2011 год являлся редактором отдела поэзии журнала «Новая литература», в настоящее время — член литературного экспертного совета журнала «Северо-муйские огни», с 2007 года — постоянный автор журнала «Юность».

Стихи публиковались в периодике России, Украины, Казахстана и других стран.

Представлены четыре стихотворения.

Этот день похож на кролика…

Этот день похож на кролика.
Те же глупость и испуг.
Страх катается на роликах
В окружении подруг.

Боль и жалость – червоточины
В зыбком яблоке души.
А на ней клеймо: «просрочена».
В мыслях ползают ужи.

Разливается чернильница.
Пятна – осень на холсте.
Мгла могильная пружинится.
И не где-то, а везде!..

То ли буквы, то ли нолики
На снегу – не разберёшь…
Этот день похож на кролика.
Красный кролик?..

Ну, и что ж!
Читать далее стихи этого автора

Александр Смирнов

22 votes, average: 1,00 out of 1 Проголосовали: 22

Смирнов Александр Александрович
г. Москва

Представлены три стихотворения.

В тот солнечный, весенний день…

(Из воспоминаний ветеранов войны)

Свет солнечный, чистое золото той тёплой, победной весной
наш мир, на кусочки расколотый, решил окропить добротой…
Всё было пропитано светом: вода, воздух, камни, земля!..
Ожить собиралась планета, начать всё сначала, с нуля!..
Колонна пленённых фашистов ползла, словно ящер-дракон,
вдоль узкоколейки российской к разъезду, где ждал эшелон…
В тот день у «железки» работал наш сводный сапёрный отряд.
И мы все, промокнув от пота, стояли с лопатами в ряд…
И вдруг от колонны отбился немецкий мальчишка-солдат
и к нам со всех ног припустился… Конвойный поднял автомат…
Ко мне подбежал он, хромая… (я выбран был волей судеб),
ладонь протянул, повторяет одно слово русское: «Хлеб»…
И стало мне жалко мальчонку… К тому же, лежачих не бьют…
Отдал я ему и тушёнку, и хлебную пайку свою…
Конвойный покрыл меня матом: «Ну, ты… хватанул через край!..»,
а немцу махнул автоматом: «Давай, мать твою… догоняй!..»

Читать далее стихи этого автора

Игорь Алексеев

9 votes, average: 1,00 out of 1 Проголосовали: 9

Алексеев Игорь Владимирович
Дата рождения: 9 июля 1967 г.
г. Москва.

70-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. посвящается…

Русская душа

(Основано на реальных событиях)

«В душе русского народа есть такая же необъятность, безгранность, устремленность в бесконечность, как и в русской равнине». (Н.А. Бердяев)

Бой отшумел… Пылают танки.
Синь неба застит чёрный дым.
Вот медсестричка тащит санки,
Стремясь успеть к ещё живым.
Рубеж недавней обороны
Перешерстить обречена,
Ориентируясь на стоны,
Шукает раненых она.
От взрывов бомб кругом воронки.
И целых тел наперечёт.
На хрупкой психике девчонки
Сам сатана чечётку бьёт!
Но всё ж идёт, ругая люто
Вслух ненавистного врага,
Простая девушка Анюта,
Не замечая смерти будто,
Лишь зная: каждая минута
На поле боя дорога!
Вот рядом слышится:
— Сестричка…
— Сейчас, сейчас… Терпи, солдат…
В трёх метрах танк горит, как спичка…
«Кто ж знал, что танки так горят!»
От дыма едкого не ропщет,
Подтёки слёз стерев с лица,
В кромешной мгле, почти на ощупь,
Находит девушка бойца.
— Ух, как тебя! Вот паразиты!
Ну, ничего… Как звать?
— Владлен.
У Влада ноги перебиты
Как раз на уровне колен.
В медчасти смогут починить их!
Беда в другом: у мужика
Висит, буквально как на нитях,
На сухожилиях рука…
И кровь из раны так и хлещет!
Но прежде чем перевязать,
Хоть что-нибудь, хоть нож, хоть клещи
Нужны… Да только где ж их взять?
Три дня назад последний скальпель
Нашёл в протёртой сумке брешь
И проскочил в неё, предатель!
Теперь чем хочешь, тем и режь…
Вокруг пошарила глазами,
Не утолив свою корысть:
«Да что, в конце концов, зубами
Мне эту руку что ли грызть?!»
Но на вопрос не ждя ответа,
Всю волю вмиг сгребла в горсти,
Вдруг осознав, что только это
И может их сейчас спасти.
— Что, папа с мамой — коммунисты,
Раз имя дали в честь вождя?
А про себя: «Да отвернись ты!
Как при тебе мне грызть тебя?»
И сноп огня глотнув из фляги
До ощущения костра,
Тотчас в живую плоть бедняги
Вонзила зубы медсестра.
Не без труда обставив дело,
Бойцу сказала:
— Что там, глянь!
Не видел он, как полетела
В окоп оторванная длань.
Потом, полив из фляги той же
На раны спирта чуть не штоф,
Спустила ленту ей самой же
Намедни стираных бинтов.
И вот уже собрались было
Они с бойцом в обратный путь,
Как ухо Ани уловило
Тяжёлый стон, пронзивший грудь.
Ещё один без «воли свыше»
От ран оправиться невмочь…
Пусть без сознания, но дышит!
«Как мне двоих-то вас волочь?»
Но медсестре сам чёрт не страшен!
«Раз так, — решает Аня, — пусть!
Вот одного доставлю к нашим,
Тогда и за вторым вернусь…»
И погрузив бойца на санки,
Берёт их словно под уздцы.
Да так, что на руках от лямки
Вмиг образуются рубцы.
Но тянет, тянет Аня ношу,
Приободряя «груз» порой:
— Держись, родной! Держись, хороший!
И помнит: «Там ещё второй!»
Ну, вот и всё!
— Вишь, как министра,
Тебя домчала в аккурат!
Ты полежи-ка здесь, я быстро…
И вот уже бежит назад.
Оставив Влада у дубравы,
Вмиг обернулась, стрекоза…
Глядь, а её солдатик бравый
Пришёл в себя! Открыл глаза!
И сразу как-то сил у девки
Вдруг стало больше во сто крат!
Аж потянуло на припевки:
— Эх, прокачу сейчас, солдат!
Переложив его на сани,
Забинтовала крепко таз
И потащила с поля брани,
Продолжив свой игривый сказ:
— Вон видишь, паря, ту дубраву –
Там нас с тобою ждёт крюшон!
Вдруг слышит Аня:
— Danke, frau…
Ich heise Günter… Danke schon!
От этих слов девчонку будто
Взрывной отбросило волной…
— Так ты фашист?! — сестра Анюта
Аж не узнала голос свой.
«Он — враг! Он — враг! Подумать только,
Жестокий, страшный, подлый враг!
Не Гришка, Ванька или Колька,
А Гюнтер! Мать его растак!»
Да, не смогла к своей стыдобе
Анюта вычислить его:
Он, как назло, в танкистской робе,
Где знака нет ни одного…
Ей присмотреться бы построже
К отливу вражеской щеки –
Ну никогда так чисто рожи
Не бреют наши мужики!
К тому ж, болтаясь на цепочке,
Торчит (начищенный при том!)
Из-под лоснящейся сорочки
С чужой символикой жетон.
И вот уже за автоматом
Ручонка тянется её…
К суду над вражеским солдатом
Долг пред убитыми зовёт!
Ни тени страха иль сомненья:
За свой народ! За край за свой!
Ещё, казалось бы, мгновенье –
И грянет выстрел роковой…
Но груз привычного приклада
Вдруг стал неслыханно велик,
Как только два горящих взгляда
Случайно встретились на миг….
«Мы оба с ним сейчас в беде ведь…
К тому же, как учила мать:
Нельзя одной рукою клеить,
Другою тут же разбивать!»
И потащила дальше, дальше,
За шагом шаг, за пядью пядь,
Того, кого минутой раньше
Была готова расстрелять.
И расступилось Мирозданье,
Дав коридорчик небольшой
Такому хрупкому созданью
С такой громадною душой!
Шла медсестра, ещё не зная,
Что рушит времени брега,
От верной гибели спасая
Врага…

Читать далее стихи этого автора

Наталья Бирюкова

15 votes, average: 1,00 out of 1 Проголосовали: 15

Наталья Алексеевна Бирюкова
Дата рождения: 19 января 1946 г.
Москва

К стихотворчеству обратилась в весьма зрелом возрасте (2006 год), но, конечно, были робкие попытки в юности. Образование высшее — МЭИ.
Выпущено пять сборников стихов, в т.ч. одна книга — для детей.
Член литературного объединения им. Алексея Недогонова.

Представлены пять стихотворений.

Домик на закате

Теряет прочность лёд пруда.
На берег противоположный,
где тальник сплёлся навсегда
ветвями с вербой придорожной,
не перебраться напрямки.
Петлять приходится по краю.

Впечатываю в снег шаги,
ботинки настом обдираю.
Следы от талых вод черны,
и чёрен к марту снег от грязи…

Отсюда, с этой стороны,
в лучах закатных дом прекрасен:
на крыше рыхловатый снег —
уже подтаявший куличик;
узор сосулек — дань весне;
вокруг окон — резной наличник.
Там, за стеклом, от глаз сокрыт
мирок уютной жизни дачной.

Зима вот так же, до поры,
надёжно клумбы-грядки прячет
под ворохом своих перин…

Вкруг дома маленькие ёлки
столпились стайкой балерин
в нарядных платьицах из шёлка, —
зелёной гаммой колких веток
по надоевшей белизне!
Как приглашение весне
и вслед за ней, конечно, лету!

А тут ещё закат слегка
добавил розового цвета
на снег, на дом, на облака,-
на всё вокруг!
О Рерих, где ты!..

Мне б кисть, — самой нарисовать
картину «Домик на закате»!
Но — красок нет. Одни слова…
На это чудо их не хватит…

Читать далее стихи этого автора