Николай Шустов

13 votes, average: 1,00 out of 1 Проголосовали: 13

Шустов Николай Васильевич
Дата рождения: 22 мая 1962 г.
г. Калининград.

Представлены четыре стихотворения.

Змей

Вот и всё. Темно. Неправда.
Осень. Морось. Непогода.
Я живу ползучим гадом,
Расползаюсь с каждым годом

По бесчисленным проёмам,
Швам и щелям, по карнизам.
Я ползу, ползу вдоль дома
И на мир любуюсь снизу,

Что таится на задворках
Наступающих «стекляшек»,
А на окнах ставни, шторки,
Кто-то вяжет, кто-то пляшет.

Я сквозь стены проползаю
И крадусь к желанной цели,
Вашу тень слегка кусаю,
И ложусь на край постели.

Под лоскутным одеялом
Я Вас жду. Я — смерть. Я — ласка.
Значит, я приполз недаром,
Как в индийской старой сказке.

И когда, устав за вечер,
Вы прильнёте, сна желая,
Состоится наша встреча,
Наша встреча роковая…

Я думал, бил пасхальный звон

Я думал, бил пасхальный звон,
А это капли по ведёрку.
Мой пёс залёг, кот был взбешён.
Я на крыльце курил махорку.

Мне этот звон стал как набат
По всей моей беспутной жизни,
Что из трудов, затрат, утрат,
Моих грехов, им только свистни.

Здесь каждый звук в глухой тиши,
Как на колени гром припавший,
И в этой брошенной глуши
Я в списках числился пропавших.

Из самых памяти глубин,
Шёл гул от прошлых заблуждений.
В узорах мокрых паутин
Дрожали ветхие ступени.

В дождь на некрашеном крыльце
Под бой капели по ведёрку
С седой щетиной на лице
Я пил портвейн, курил махорку.

Замполит

Этот месяц морочил нас дымом и стужей.
Пропитался насквозь несмываемым смрадом.
И кому я здесь нужен, контужен и в луже?
Ночь в кровавом бреду и дышу весь на ладан.

У деревни, названье которой не помню,
Нас отрезали — танки прорвались.
Замполит, до войны по гражданке знакомый,
Делал всё, чтоб мы живы остались.

Он здоров, сибиряк, даже знал по-немецки,
Улыбался всех шире, ну как не ответить.
Напевал про себя свои местные песни,
Да скучал по семье — по жене и по детям.

Мы хотели к своим, приказал не соваться:
Первый снег — а мы в чёрных бушлатах со склада.
Мы паёк поделили на части, по-братски.
Мы для немцев остались в засаде.

Он напомнил, как в СМЕРШе не чтут окруженцев,
Лучше встретить вторую волну этих фрицев.
Двадцать два нас, простых рядовых ополченцев,
Оказались для фрицев «гостинцем».

… Мы стояли за эту деревню,
Как за всю нашу Родину, с боем.
От снаряда не дал замполит умереть мне,
Своим телом закрыв, как бронёю.

Сколько я пролежал, чуть дыша, под «бронёю»
Без сознанья, контужен, обложен?
Буду жив, то я так же солдата закрою.
За того замполита… Я — должен .

***

Я ходил с тобой в разведку,
Отмеряя каждый вздох.
Мы давили на гашетку,
Слыша окрик: » Хенде хох!»

Вместе были мы три года,
Как единое звено.
Сколько сгинуло народа…
Так недавно, так давно.

Мы делили всё по-братски
И невзгоды, и житьё.
Рисковали по-дурацки,
Дуракам всегда везёт.

Сколько было тех окопов,
Что мы вырыли с тобой?
До сих пор мне слышен грохот
Полосы прифронтовой.

По ночам и в майских грозах —
Отголосок канонад,
А теперь кладу я розы
Под фамилии солдат

Без тебя, ушёл ты раньше.
Здесь один, как часть звена.
Я тебя был на год младше,
Старше сделала война…

Николай Шустов на сайте «Стихи.ру»

Присоединяйтесь к группе «Квартал поэзии» «В Контакте» или подпишитесь на новые публикации по e-mail

Если понравились эти стихи, предлагаем проголосовать за них.

Понравилось Голосов: 13
Loading...Loading...

Узнать рейтинг других публикаций

Прочитали: 232

Поделитесь с друзьями в соц. сетях с помощью этих кнопок:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*